Что такое персональные данные? В чем суть грядущего закона об их хранении на территории России? Как себя ощущает интернет-бизнес в условиях санкций? На эти и другие вопросы ведущему "Коммерсантъ FM" Анатолию Кузичеву ответил интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев в рамках программы "Действующие лица".

"Привязывать технологические законы к физическим границам ненормально"

Дмитрий Мариничев о защите персональных данных: "В России персональные данные как бы первичны, а человек вторичен. По персональным данным мы должны персонифицировать человека. Хотя изначально смысл персональных данных — это любая информация, которая прямо или косвенно относится к определенному или определяемому лицу. Вы берете имя, фамилию, определили человека, если есть еще фотография, то вы относительно точно определили кто это и что это. По сути, персональные данные — это должна быть любая информация, которая относится к определенному человеку. То есть вот я знаю вас, я вас определил, и любая информация, которая с вами связана, является вашей персональной информацией и подлежит защите. Такие легкие разночтения и вносят всю эту путаницу: что первично — сами персональные данные, по которым определяют человека, или человек, который определен, к которому относятся персональные данные".

Об особенностях закона о хранении персональных данных граждан РФ на российских серверах:

"Закон звучит следующим образом: первичное агрегирование, хранение, обработка персональных данных должны осуществляться с помощью электронно-вычислительных машин и систем на территории Российской Федерации. Соответственно, не звучит в законе понятия "сервер" или "информационная система", которое однозначно должно здесь быть. Технологические риски заключаются в том, что если вы возьмете любой сайт, то он работает на конечном устройстве: на iPad, на вашем персональном компьютере, вашем телефоне, и так или иначе в нем работает программное обеспечение, с помощью которого вы вводите первично свое имя, фамилию, и оно агрегируется у вас на локальном устройстве априори на территории Российской Федерации, когда вы здесь находитесь. Далее это хранится в некой базе данных, в памяти устройства. И только после этого в виде пакета с помощью этого же программного обеспечения, работающего на территории РФ, персональные данные улетают за границу. Но трансграничная передача персональных данных никак не регламентируется, не запрещена данным законодательством, и получается, что передать этот пакет информации за границу можно, поскольку в законе не фигурирует время хранения информации на территории Российской Федерации".

О терминологии закона: "Что есть слово "хранить" и что есть слово "обрабатывать"? Достаточно много вопросов, о которые ломаются копья. Что такое "база данных"? Таблица Excel или, например, документ Word — это тоже база данных, в которой происходит хранение, накопление информации. Можно ли отсылать по электронной почте эту базу данных с персональной информацией за границу? Эти вопросы являются ключевыми элементами, когда мы начинаем регулировать обработку и хранение персональных данных в информационных системах".

О конкуренции: "Чтобы выиграть в конкурентной войне, в сегодняшнем мире мало государству охранять границы физически. Они должны еще охраняться с точки зрения информационных границ. Но в данном случае границ нет, вот в чем самый интерес, и привязывать технологические законы к территориальным, к физическим границам — это ненормально. Если возьмете тигров, то они охраняют свой ареал от других тигров и защищают место, где охотятся, — это логично. Вот это можно сравнить с нашими странами, с нашим территориальным делением еще 20 лет назад, когда возник интернет, скорость переноса информации, этот ареал получил трехмерное распространение. Соответственно, вместо тигров мы получили птиц, птицы тоже охраняют свой ареал, но они его охраняют каким образом — они песни поют: чем громче поют, чем дальше слышно, тем больше ареал обитания, тем больше на него летит других птиц. Соответственно, интернет с точки зрения переноса информации и формирования нового общества примерно так же и выглядит. Да, конечно, сейчас, Соединенные Штаты поют громче, но это не говорит о том, что нам не надо петь эти песни. Опять же, не стоит замыкаться внутри своего ареала, иначе у нас не получится перекрестного опыления, потому что лес один, как ни крути".

"Бояться утечки персональных данных смысла нет никакого"

Дмитрий Мариничев о том, почему не стоит бояться утечки персональных данных: "Технологически достаточно сложно контролировать, где и в какой момент на сегодняшний день остаются наши персональные данные в электронных системах. Их на самом деле огромное количество, и по большому счету бояться этого смысла нет никакого. Поскольку все равно все в мире превращается в одну большую электронную деревню, когда каждый человек знает о другом человеке достаточно много. Примерно как если бы вы родились 200 лет назад в определенной деревне, не выходили бы за пределы деревни на протяжении всей своей жизни дальше, чем на 30 км, что вполне естественно. В деревне люди знают друг друга не потому, что у них есть паспорта или персональные данные, которые куда-то записаны, а по определению того, что каждый знает каждого, это просто некое общее знание. На сегодняшний день у нас примерно та же ситуация, когда мы знаем каждого на основании владения персональной информацией, личными данными, информационными системами, такими программами, как "ВКонтакте" или Facebook. И здесь получается, что мы просто превратились в одну большую деревню. Ничего страшного в этом нет, мы просто будем жить в другой информационной парадигме. Так или иначе, с этим придется мириться, и нужно будет приводить в соответствие нашу законодательную базу для того, чтобы жить нам было комфортно".

Менеджер по связям с общественностью Aviasales Янис Дзенис о влиянии закона о персональных данных на авиарынок: "Сотни наших партнеров, безусловно, задумаются и уже задумались, потому что авиабилеты и авиаперевозка в целом — это довольно сложная услуга, и вы, покупающий билет в Новую Зеландию, обрекаете все системы на то, чтобы переводить ваши персональные данные с серверов билетной кассы на сервер глобальной дистрибуционной системы, а после — на сервер авиакомпании, и, может быть, еще где-то ваши персональные данные задержатся. В общем, они облетят мир за то время, пока вы вводите данные кредитки. В текущей формулировке ФЗ получается, что если, условно, серверов авиакомпании "Новозеландские авиалинии" и дистрибуционной системы Amadeus нет в России, то, значит, и летать туда не надо".

"Врагов у российского интернета нет"

Дмитрий Мариничев о регулировании интернета: "Можно закрутить гайки до того, что сделать идеальное общество, которое будет четко знать, что хорошо, что плохо, это тоже обычно исторически плохо заканчивается. В то же время абсолютный разгул точно также не допустим, это может привести непонятно к чему. Регулировать нужно, обязательно нужно, и в любом случае и бизнес, и наша жизнь сейчас завязаны на технологии, и получается так, что мы должны регулировать технологии для того, чтобы жизнь наша была комфортна".

Об интернет-бизнесе в России: "К интернет-бизнесу можно отнести достаточно большой пласт компаний, которые практически целиком и полностью на нем завязаны. В том числе, к примеру, и софтверных разработчиков, софтверные компании. Все санкции, вся эта шумиха с интернетом неблагоприятно воздействует на инвестклимат внутри и побуждает компании к эмиграции из страны. Мы готовим доклад президенту с уполномоченным, с Борисом Юрьевичем Титовым, и там практически первым пунктом отраслевой позиции звучит утечка мозгов. Компаниям жить внутри замкнутого пространства, внутри такого локального интернета труднее. Представьте, вы жили в океане, а потом раз, — и вас посадили в аквариум, вы там вырасти не сможете. И многие компании меняют свою дислокацию на западные страны, на ту же Америку, на бывшие страны Советского Союза, которые сейчас находятся в Евросоюзе. И те предоставляют им шикарные условия по размещению. Потому что они заинтересованы в этом бизнесе, а этот бизнес трансграничен".

Об энергоносителях с точки зрения интернета: "Я бы сконцентрировался с точки зрения регулирования интернета именно на этом аспекте и точно так же поощрял деятельность инжиниринговых компаний. И поощрял бы приход западных компаний в России, потому что интернет не работает без электричества. Вот как это ни странно, мы забываем о том базисе, на чем все это функционирует. Мы на сегодняшний день отдаем энергоносители, а в то же время могли бы продавать информационные ресурсы, переводя энергоносители в них. Вот это, наверное, самое важное".