В связи с развитием коммуникации, ростом образования в обществе некоторые теоретики (Барбер, Тоффлер, Нэсбит, Гроссман, Рейнгольд, Пэл, Роудз и др.) заговорили об эре возвращения к прямой демократии. Появились даже термины «теледемократия» и «кибердемократия», предполагающие использование интерактивных возможностей радио, телевидения и интернета для обсуждения и выработки законов, организации процесса голосования, и участия всех, кто этого хочет, в управлении. Однако, никто из теоретиков пока так и не нашёл убедительного способа избежать манипуляции, торжества некомпетентности, потери времени в связи с вовлечением больших масс людей в процессы управления.

Пиратский интернационал поставил одной из своих главных задач выработку и освоение таких моделей прямой демократии, которые могли бы работать на практике. При этом у пиратского движения на данный момент нет готовых универсальных рецептов, исполняя которые прямую демократию можно было бы внедрить прямо здесь и сейчас.
Весьма вероятно, что разумнее не противопоставлять представительскую и прямую демократию, а искать способы одновременного использования и привычных демократических процедур, и прямых форм, которые, как хорошо известно, не являются совсем уж новыми. О прямой демократии уместнее говорить как о хорошо забытом старом.
Один из главных недостатков представительских форм можно сформулировать горьким выражением о том, что при представительской демократии власть исходит от народа и больше к нему никогда не возвращается. Фактически народ при такой системе в лучшем случае может лишь выбирать между той или иной командой профессиональных политиков. Подобно тому, как до окончательного введения в России крепостничества, крестьяне в Юрьев день имели право переселиться из своей деревни и выбрать себе нового барина-помещика.
Но и у прямой демократии недостатков более чем достаточно. И она не избавляет от того, что реальная власть перетекает к тем, у кого есть богатство, интеллект, знакомства, умение красиво говорить и другие возможности, не всегда недемократического происхождения.
На родине прямой демократии в античных Афинах она закончилась тем, что граждане утратили интерес к регулярным собраниям на Агоре, и дело дошло до того, что специально нанятые для этого рабы сгоняли избирателей на эти собрания чуть ли не силой. А затем, в IV веке до Рождества Христова над всей Грецией власть установил Александр Македонский и его преемники. И кроме знаменитого оратора Демосфена мало кто этому сопротивлялся.
Когда Иван Грозный в XVI веке ликвидировал городское вечевое самоуправление в Новгороде и Пскове, там так же не нашлось в достаточном количестве тех, кто готов был отстаивать эти вековые вечевые традиции русских средневековых республик.
А самое главное, принятие решений с участием всех, вовсе не гарантирует от того, что эти решения могут быть и ошибочными. Причём цена ошибки может быть так высока, что исправить что-либо потом становится уже невозможно.
Учитывая все эти и другие соображения, мой друг, земляк, тёзка и соратник по Пиратской партии Сергей Сальников уже довольно давно придумал достаточно нестандартную систему голосования, которая во многом как раз совмещает в себе принципы и прямой и представительской демократии.
Вот в семи пунктах я её здесь вкратце и изложу:

1. Прежде всего, Сергей Сальников в рамках этой системы предлагает напрочь отказаться от принципа тайного голосования. Это совершенно снимает все проблемы фальсификации выборов. Каждый легко сам проследит при этой системе, достался ли его голос тому, за кого он проголосовал, или его украли по дороге. И, к тому же, публичность, гласность голосования порождает бОльшую степень ответственности у избирателя. Неумолимые архивы сохранят память о том, кто за кого голосовал, и кто в итоге привёл к власти тех, кто совершил потом что-то ошибочное или недостойное.

2. В системе голосования Сальникова напрочь отсутствует та пропасть между пассивным и активным избирательным правом, которая слишком часто возникает в условиях представительской демократии. Опустить бумажку в урну, воспользоваться своим пассивным избирательным правом в наши дни может любая бабушка-пенсионерка. Собственно, в значительной степени, именно бабушки и решают исход голосования, особенно при низкой явке. Потому что бабушки — это дисциплинированная категория электората, а дедушки часто просто не живут так долго как бабушки. При существующей системе представительской демократии у избирателя есть право голосовать ногами.
Сальников же предлагает сделать так, чтобы голосовал каждый, чтобы каждый был обязан так или иначе отдать свой голос (какие санкции применять против тех, кто голосовать отказывается даже по системе Сальникова, это надо решать уже в конкретных случаях, но смысл тут такой, что против таких людей надо применять исключения из славных рядов той организации, в которой проводится это голосование, ниже будет понятнее).
Но мало того. Сальников предлагает ещё и чтобы каждый избиратель автоматически становился и кандидатом на избрание. То есть никакой разницы между кандидатом и избирателем нет. Каждый избиратель одновременно и кандидат. Каждый кандидат одновременно и избиратель. Каждый в равных пропорциях наделён и пассивным, и активным избирательным правом.

3. Для ещё пущей оригинальности Сальников предлагает порушить и традиционную формулу 1 избиратель — 1 голос. В его избирательной системе голоса могут перетекать от одного избирателя и кандидата к другому. При этом, по дороге они ещё и претерпевают нечто, что можно назвать инфляцией.

Для наглядности рассмотрим ситуацию, когда в выборах участвуют 7 избирателей. А, Б, В, Г, Д, Е, Ж. Им предстоит избрать своего руководителя. Каждый получает избирательный бюллетень и пишет в нём имя своего избранника. После голосования информация о том, кто как проголосовал, делается общедоступной. И всем становится известно, что А проголосовал за Б. Б – за В. В - За А. Г – тоже за А. Д – за Ж, Е – за Д – Ж – за А. (Разумеется при других комбинациях голоса могут распределиться и совсем иными различными способами). Голоса, полученные кандидатами, подсчитываются по такой формуле. Каждый из кандидатов получает 1 голос от того избирателя, который за него проголосовал. И полголоса того избирателя, который проголосовал за избирателя (кандидата) голосовавшего за первого кандидата. А если по этой цепочке голосования двигаться дальше, то в каждом новом её звене происходит уменьшение вдвое размера следующего голоса. То есть на следующем этапе первому кандидату, достанется четверть голоса, далее – одна восьмая и затём всё также в геометрической прогрессии. В результате голосования, такая его процедура нагляднейшим образом выявит людей, пользующихся наибольшим влиянием в среде тех, кто принимал участие в выборах. Такая схема голосования практически ничем не отличается от тех методик, с помощью которых социологи выявляют неформальных лидеров исследуемой ими группы людей. А когда лидер проходит более традиционную процедуру голосования, то она зачастую выявляет лишь формального лидера. При системе голосования предложенной Сальниковым, электорат может разбиться на отдельные сегменты. И тогда будут выявлены лидеры лишь в каждом из таких сегментов. К примеру если в нашем случае А, Б и В проголосуют за Г. Г за А, Д за Е, Е за Ж, а Ж за Д. То этот электорат из 7 букв разобъётся на 2 сегмента. В первом из них (А, Б, В и Г) лидер очеведен — это Г. А во втором сегменте (Д, Е и Ж) — с лидером напряги. Там каждый по цепочке проголосовал за каждого, и у всех троих участников этого сегмента голосов поровну — по 1,75 голоса. В таких ситуациях Сальников предлагает два дальнейших варианта действий. Либо эти три друга должны договориться о том, кто будет представлять их сегмент, по хорошему, то есть двое из троих должны добровольно взять самоотвод, либо (при втором варианте) им придётся подчиняться лидеру, выявленному в другом сегменте и подчиняться тому, за кого они не голосовали. При первом варианте возможно формирование коллегиального руководства из представителей всех возникших в ходе голосования сегментов. Если их окажется более двух, то уже среди этих лидеров можно провести дополнительное голосование на тех же Сальниковских принципах.

4.    Обратите особое внимание на следующий момент, на котором Сальников очень настаивает. При голосовании избиратели должны передавать кандидатам не только свои голоса, как обязательство находиться в оперативном подчинении у своего избранника, но и финансовое средства (налоги, членские взносы, добровольные пожертвования и тому подобное в зависимости от того, в рамках какой юридической организации проводится голосование). Многие люди часто довольно безответственно относятся к своему голосу и готовы голосовать в принципе за любого прохиндея. К деньгам основная масса народа относятся куда более серьёзно, и отдавать их кому попало люди склонны куда меньше. В свою очередь избранник, получивший голоса, но не имеющий финансовых ресурсов довольно слаб как лидер. А когда ему вместе с властными полномочиями, делегированными избирателями, переходит и общая касса (если угодно, общак) это уже совсем другая история.

5.    И ещё Сальников считает, что повторные выборы при такой системе должны происходить достаточно часто. Чтобы каждый избиратель имел возможность раз в квартал, или даже раз в месяц сменить своего начальника, если он перестал его устраивать. В этой системе люди по сути выбирают себе главного друга, товарища, к мнению которого готовы прислушиваться. Но у них всегда может появиться человек, которого они зауважают ещё больше. И тогда люди должны иметь возможность передать свой голос другому. Соответственно и общий лидер всей этой группы избирателей может поменяться.

6.    Подобная система голосования мало пригодна для выборов президента Российской Федерации. Хотя и тут её можно было бы попробовать, если бы очень сильно всем захотелось. Но совсем замечательно система годится для выборов Совета многоквартирного дома, товарищества собственников жилья (ТСЖ) или любого кооператива. Так можно выбирать старшего по улице, или старосту в небольшом населённом пункте, муниципального депутата, руководителя местной организации любой партии или общественной организации, модераторов на интернет-форуме, главу местной администрации и т.п. Важно, что эта цепочка доверия, выявляемая при таком голосовании, может работать и после выборов. Именно она структурирует сообщество в некую иерархию, и любая информация, команды, жалобы и предложения могут идти именно по этой цепочке. Каждый получает нужную ему информацию от того, за кого голосовал. Не только информацию, но и возможную помощь в совместной деятельности. Ведь избиратель отдал не только голос, но и деньги. И за эти деньги его избранник должен теперь так или иначе поработать. Потратить свои время и силы на общее дело, но в первую очередь именно для тех, кто за него голосовал. Соответственно, и он сам может рассчитывать на поддержку своих конкретных избирателей в своих начинаниях и инициативах.

7.    Сальников имеет довольно специфические политические и философские взгляды. Нет никакой необходимости их здесь детально пересказывать. Он считает, что Россия — страна особенная. И у нас веками всё самое главное решается только одним человеком. Тем, кто стоит на вершине вертикали власти. Условно будем называть его царём-батюшкой. Никакой царь не может опираться непосредственно на народ, и всегда был вынужден опираться на своё ближайшее окружение (точнее он этого не мог раньше, потому что не знал об этой гениальной придумке моего друга Сальникова). Князья Рюриковичи опирались на дружину, цари — на бояр, императоры — на аристократию, генсеки – на политбюро и ЦК компартии, нынешние президенты — на олигархов и главных силовиков. Общее здесь в том, что интересы окружения и интересы царя во многом не совпадают, а часто даже противоположны. А у народа — свой, третий интерес, но до народа у верхов вообще редко доходят руки, пока верхи между собой за власть конкурируют. Сальников верит (на мой взгляд, может быть, чересчур утопично верит), что только царь-батюшка способен обеспечить последовательное внедрение его системы голосования на практике. Пока не будет поддержки со стороны царя все остальные люди вертикали власти будут так или иначе препятствовать её внедрению. Дураки будут мешать, потому что дураки. А умные — потому что поймут, что для их классовых интересов как царского окружения Сальниковская система смерти подобна. Народ же тоже, сам по себе, Сальниковские идеи не поддержит, потому что народ без властной структуры — аморфная безынициативная масса и самостоятельно перейти от одного способа властвования к другому не способен. Хотя, по мысли Сальникова, его идеи ужас как выгодны народу, но народ своей выгоды сам никогда понять был не способен. Народ живёт по инерции. А сам царь, скорее всего, не заинтересуется этой системой, пока она будет существовать сугубо в теоретическом виде. Вот если бы где-то, пусть в локальных масштабах, удалось бы эту систему воплотить на практике, и она бы дала ощутимые результаты… Настолько ощутимые, чтобы это сам царь заметил и оценил. То вот тогда бы процесс пошёл. Если бы того захотел царь. Если бы царь понял, что эта система позволяет ему держать в узде своих бояр, иметь хорошие отношения с народом и добиваться всех тактических и стратегических целей, достичь которых потребует история. Но нужно суметь проявить эту систему на практике так, чтобы бояре её затоптать не успели, а царь заметить её позитивность успел. Тогда он боярам не даст заниматься их вечным вредительством в этом вопросе.

В заключение. Не знаю, как к идеям Сальникова отнесутся участники нашего пиратского движения. Если особого интереса всё это в нашей среде не вызовет, я думаю эти идеи подарить НОДу. Слегка отмороженный депутат госдумы Евгений Фёдоров давно уже носится с идеями начать в России что-то очень напоминающее мне 60-е годы в Китае, «культурную революцию» председателя Мао и его «хунвэйбинов». Фёдоров создал для этого национально-осовбодительное движение имени Минина и Пожарсокго, но никак Фёдорову пока не удаётся собрать под его программу большие толпы народа. А без толп с его идеями особо делать нечего. Да ещё когда и Сын Неба ясной воли об этом не выразил… (это я про царя, вы меня поняли). Нижегородскому старосте Минину тоже, кстати, пришлось изрядно исхитриться, чтобы на своё ополчение денег у народа собрать. Поинтересуйтесь, если ещё не вникали. Не исключаю, что НОДовцам Сальниковская система голосования и финансирования приглянется, они её применят в системе своего НОДа, а там, глядишь, и царь подтянется. Во всяком случае, то, как НОДовцы понимают соотношение таких политических сил, как царь и бояре (которых они обзывают пятой колонной), весьма совпадает с представлениями Сальникова. Он настаивает на том, что не имеет никакого значения, на какой идеологической платформе эти идеи внедрять. Они сами по себе достаточно нейтральны и представляют собой лишь управленческий инструмент. Тот, кто сумеет этим инструментом воспользоваться, получит большую фору, по его мнению. Мне было бы приятнее, чтобы это сделала наша отважная Пиратская партия России.