Тезисы, которые прозвучали на мастер-классе «Книга и community», приуроченным к предстоящему IX Региональному конкурсу «Книга года» - 2015.

Один из основателей известного книжного магазина Москвы «Фаланстер», программный директор Московского международного открытого книжного фестиваля и член экспертного совета ярмарки интеллектуальной литературы Non/fiction Борис Куприянов встретился с читателями в Институте филологии и журналистики ТюмГУ. О чтении, как распознавании знаков, о городе, где живут «коллективные Робинзоны» и о социальной роскоши государства, в монологе Бориса Куприянова.

Об урбанизме

– Мы живем в больших городах с развитой индустрией, построенных в совершенно другую эпоху, когда человек являлся частью созданной им инфраструктуры. Главный герой города – завод. И хотя его уже закрыли, тем не менее место, где он находился, все равно остается главным.

Совершенно очевидно: чтобы город стал по-настоящему нашим, должно возникнуть сообщество – с одной стороны, так необходимое России гражданское общество, а с другой – некое городское общежитие.

Мы фактически «коллективные Робинзоны», случайно попавшие в города, которые нужно обживать. Одна из практик создания сообщества и вживания в город – его чтение, распознавание, то есть вычленение знаков из перекрестков, улиц, рек, мостов.

center

Фото: Дарья Фехтева; Вслух.ру

О связи фланирования и книжного магазина

Когда вы попадаете в другой город, наверняка обращали внимание, что лучший способ с ним познакомиться – погулять по нему без какого-либо маршрута. Как говорится, чтобы познать Венецию, надо обязательно в ней заблудиться. Именно прогулки по городу, вроде бы бесцельные, являются одной из важнейших практик адаптации или фланирования.

Фланирование только кажется бессмысленным действием, в любом случае должна быть хоть какая-тосимволическая цель: можно получать удовольствие от парков, картинных галерей, городских видов.

Книжные магазины уже давно являются не только местом торговли, а скорее культурным объектом. На Западе пытаются поддержать и сохранить их, а в России, к несчастью, это не развито. Но есть города, в которых благодаря инициативным людям стали открываться независимые книжные магазины.

У них есть еще одна важнейшая культурная функция – место встречи. Хождение в один и тот же книжный магазин и одно и то же кафе является не признаком элитарности, а признаком коллективного действия. И как это ни странно, книжный магазин очень похож на кафе, потому что там проводят больше времени и меньше покупают, чем в любом другом магазине.

О важности книжных магазинов

Каждая страна пытается культивировать различия, особенно это важно для Европы, которая уже совсем едина во многих ипостасях. Но отличает народы Европы язык.

Демонстрация языка и языковой культуры возможна прежде всего через книгу и книжный магазин. Поэтому и французы, и немцы, и англичане так ревностно относятся к книжным магазинам. В данном случае они являются не просто демонстрацией возможностей города, страны и культуры, но и демонстрацией её самоопределения. В первую очередь книжный магазин предполагает свободный выбор.

О разных видах чтения

Одна из функций чтения – распознавание знаков, так считает автор «Истории чтения» Альберто Мангуэль. Мы путаем понятия книги и чтения, а это разные практики. Названия улиц и домов – чтение, когда мы смотрим на небо и представляем, какая будет погода, – это тоже чтение.

Есть и противоположная позиция. Философ Валерий Подорога разделяет большое чтение на три категории: на быстрое, медленное и сверхмедленное. Быстрое – попытка получения информации из текста. Знаки служат только для передачи простых и понятных посылов: чтение ценников, смс, постов в соцсетях, детективов.

Медленное чтение – некоторая работа, которую человек производит над текстом, пытаясь с ним взаимодействовать. Поэтому его называют чтением с большой буквы.

Большинство истин, которые мы получаем из книг, изначально в тексте не содержаться. Мы сами находим персональные смыслы. Медленное чтение помогает развивать художественный вкус, критическое или аналитическое мышление. Из-за нынешней системы образования у человека нет возможности научиться применять критическое мышление: тесты не научат искать взаимосвязи между явлениями.

Книги: электронные или бумажные?

Совершенно неважно, в каком виде книга. Вообще антитеза электронной и бумажной книги – выдуманная. Распространение электронных книг остановилось. Правда, некоторые жанры начисто ушли в электронную книгу, к примеру, эротический детектив, на который не стоит и тратить бумаги. Энциклопедию удобнее читать в электронном виде, нежели в бумажном. Естественно-научные книги переходят в электронный вид, и это связано с копипастом. Я не вижу борьбы между цифрой и бумагой. Для меня не важно, как человек будет читать.

О будущем книги в России

Я считаю, что у общества, в котором не существует книги, будущего нет. Ошибочно считать, что человек, неспособный к анализу, сможет жить в современном мире.

Бизнесмены и маркетологи утверждают, что чтение умерло и его заменили телевизор и соцсети. Но они не могут ответить на некоторые вопросы.

Почему же никто не пытается уничтожить анализ? На чем построен анализ в маркетинге? Аналитические способности можно восстановить другими, но достаточно трудоемкими способами. Можно преподавать детям математический анализ, слушать классическую музыку и пытаться разбираться в ней, но музыкальный слух дан не каждому. А чтению можно научить любого.

Чтение – вопрос национальной безопасности, здоровья общества. И когда возникают мысли о том, что книга умирает и не нужна, или сейчас нет людей, покупающих книги, я предлагаю съездить в несколько стран на ваш выбор – Иран, Китай, Германия или Франция – и на личном опыте убедиться, как там относятся к книге. Китай, Индия и Иран переживают время, которое можно назвать «открытием чтения». В Китае строится по несколько тысяч библиотек в год.

Думаю, ситуация, которая происходит с книгой сегодня – это серьезная национальная угроза, потому что мы не понимаем масштаба проблемы. Это не потеря традиций и места в рейтинге самых читающих стран мира, а огромная утрата в будущем, ведь уже выросло поколение, которое не умеет пользоваться чтением себе во благо. И если будем безразлично наблюдать за ситуацией, то Средневековье наступит в отдельно взятой стране. И я рад, что власти это понимают, но пока ничего не делают.

В Москве на душу населения книжных магазинов приходится меньше, чем в любой столице мира. Всего из 265. Из этого числа 60 магазинов принадлежат городу, а принимают участие в акции «Год литературы» 30 из них. Надеюсь, что это делается не по злому умыслу, а по недосмотру.

center

Фото: Дарья Фехтева; Вслух.ру

О библиотеках

О книгах нельзя говорить с точки зрения эффективности, так как их невозможно измерить экономическими процессами. В нашей стране любят повторять, что библиотеки должны зарабатывать. При этом во всем мире никто этим не занимаются. Библиотека – это чистая трата, та социальная роскошь, которую государство позволяет себе, чтобы у граждан оставалась возможность самим себя воспитывать.

О независимых

У независимых книжных магазинов функция – не продажа книг, а их экспертиза. Почему у нас упадке сегодня критика, книгоиздание, торговля? У человека очень мало источников информации о книге и, приходя в независимый книжный магазин, он доверяет его выбору. Продавать все невозможно, необходимо сформулировать принципы, по которым вы работаете. Поэтому выбор должен быть авторским, личным.

О «Фаланстере»

В моем магазине не продаются Дина Рубина и совсем бульварная литература, хотя коммерчески продавать их выгодно. Мы создали такую модель, при которой высокие продажи не пойдут магазину на пользу. Ведь людей, которые приходят к нам, будет скорее раздражать присутствие на полках Акунина или Рубиной, как авторов, на их взгляд, «низкого» чтения.

Мы не торгуем сопутствующими товарами, даже открытками. Считаю, что это вещи несовместимые, потому что из-за подобных товаров книжный магазин может потерять свое лицо. Если говорить о мировой практике, то от 10 до 20% торговли в крупных книжных магазинах приходится на сопутствующие товары.

О книжном пиратстве

У нас так плохо с книжным распространением, что любой способ получения информации прекрасен. Поэтому пиратство – не главное зло в России, главное – отсутствие доступа к информации. Думаю, в Тюмени единицы знают о том, какие книги выходят, потому что вы не можете их найти ни в магазине, ни в прессе. Любое распространение информации – полезно. Ведь человек, прочитавший книгу в электронном виде, может приобрести ее себе на память, кому-то подарить или рассказать другим, кто купит бумажную книгу. Я прекрасно понимаю людей из Комсомольска-на-Амуре, у которых нет хороших книжных магазинов, в библиотеках – ничего из последних новинок, а доставка из интернет-магазина дорогая. Поэтому единственный способ для них добыть книгу – скачать.